Патологическая анатомия / Педиатрия / Патологическая физиология / Оториноларингология / Организация системы здравоохранения / Онкология / Неврология и нейрохирургия / Наследственные, генные болезни / Кожные и венерические болезни / История медицины / Инфекционные заболевания / Иммунология и аллергология / Гематология / Валеология / Интенсивная терапия, анестезиология и реанимация, первая помощь / Гигиена и санэпидконтроль / Кардиология / Ветеринария / Вирусология / Внутренние болезни / Акушерство и гинекология Parasitologie médicale / Anatomie pathologique / Pédiatrie / Physiologie pathologique / Oto - rhino - laryngologie / Organisation du système de santé / Oncologie / Neurologie et neurochirurgie / Héréditaires, maladies géniques / Maladies de la peau et sexuellement transmissibles / Antécédents médicaux / Maladies infectieuses / Immunologie et allergologie / Immunologie et allergologie / Hématologie / Valéologie / Soins intensifs anesthésiologie et soins intensifs, premiers soins / Hygiène et contrôle sanitaire et épidémiologique / Cardiologie / Médecine vétérinaire / Virologie / Médecine interne / Obstétrique et gynécologie
Accueil
À propos du projet
Nouvelles médicales
Pour les auteurs
Livres sous licence de médecine
<< Précédent Suivant >>

Troubles de la fonction motrice

La majorité des fonctions motrices altérées sont associées à des lésions du système nerveux central, c'est-à-dire certaines parties du cerveau et de la moelle épinière, ainsi que des nerfs périphériques. Les troubles du mouvement sont souvent causés par des dommages organiques aux voies nerveuses et aux centres qui exécutent des actes moteurs. Il existe également les troubles de la motricité fonctionnelle, par exemple, avec névrose (paralysie hystérique). Plus rarement, les troubles du mouvement sont causés par des anomalies dans le développement des organes musculo-squelettiques (malformations), ainsi que par des lésions anatomiques des os et des articulations (fractures, luxations). Dans certains cas, la base de l’échec moteur est une maladie du système musculaire, par exemple, associée à certaines maladies musculaires (myopathie, etc.). La reproduction de l’acte moteur implique un certain nombre de services du système nerveux qui envoient des impulsions aux mécanismes qui exécutent directement le mouvement, c.-à-d. aux muscles.

Le lien principal dans le système moteur est l'analyseur moteur dans le cortex du lobe frontal. Cet analyseur est relié de manière particulière aux parties sous-jacentes du cerveau - formations sous-corticales, cerveau moyen, cervelet, dont l’inclusion donne au mouvement la finesse, la précision, la plasticité souhaitées, ainsi que la moelle épinière. L'analyseur moteur interagit étroitement avec les systèmes afférents, c'est-à-dire avec des systèmes conduisant la sensibilité. Ces voies reçoivent les impulsions des propriétaires récepteurs, c'est-à-dire mécanismes sensibles situés dans les systèmes moteurs - articulations, ligaments, muscles. Les analyseurs visuels et auditifs exercent un effet de contrôle sur la reproduction des actes moteurs, en particulier lors de processus de travail complexes.

Les mouvements sont divisés en volontaires, dont la formation chez l'homme et l'animal est associée à la participation des services moteurs du cortex, et involontaires, qui reposent sur l'automatisme des formations de tiges et de la moelle épinière.

La forme la plus commune de déficience motrice chez les adultes et les enfants est la paralysie et la parésie. Par paralysie, on entend l'absence totale de mouvements dans l'organe correspondant, en particulier dans les bras ou les jambes (Fig. 58). La parésie comprend les troubles dans lesquels la fonction motrice est seulement affaiblie, mais pas complètement désactivée.

Les causes de la paralysie sont des lésions infectieuses, traumatiques ou métaboliques (sclérose) qui entraînent directement une violation des voies et des centres nerveux ou une perturbation du système vasculaire, à la suite de quoi un apport sanguin normal dans ces zones cesse, par exemple à la suite d'un AVC.

La paralysie varie en fonction de la localisation de la lésion - centrale et périphérique. La paralysie des nerfs individuels (radiation, cubital, sciatique, etc.) est également distinguée.

Il importe de savoir quel neurone moteur est affecté - central ou périphérique. En fonction de cela, le tableau clinique de la paralysie présente un certain nombre de caractéristiques, en tenant compte du fait qu'un médecin spécialiste peut établir la localisation de la lésion. La paralysie centrale est caractérisée par une augmentation du tonus musculaire (hypertension), des réflexes tendineux et périostés (hyperréflexie), souvent par la présence de réflexes de Babinsky pathologiques (Fig. 59), de Rossolimo, etc. Il n'y a pas de perte de poids dans les muscles des mains ou des pieds, et même un membre paralysé peut être légèrement gonflé en raison de troubles circulatoires et d'inaction. Inversement, avec une paralysie périphérique, il y a diminution ou absence de réflexes tendineux (hypo- ou aréflexie), diminution du tonus musculaire

Fig. 58.

Paralysie cérébrale. Hémiplégie droite



Fig. 59

Symptôme positif de Babinsky



(atonie ou hypotension), perte de poids nette des muscles (atrophie). La forme la plus typique de paralysie dans laquelle souffre un neurone périphérique est la paralysie infantile - la poliomyélite. Vous ne devez pas penser que toutes les lésions de la colonne vertébrale ne sont caractérisées que par une paralysie flasque. S'il existe une lésion isolée du neurone central, en particulier la voie pyramidale, qui, comme vous le savez, partant du cortex, passe dans la moelle épinière, la paralysie porte alors tous les signes de celle-ci. La symptomatologie indiquée, exprimée sous une forme plus douce, est appelée "parésie". Le mot "paralysie" dans la terminologie médicale est défini comme "plegia". À cet égard, distinguez: la monoplégie (monoparesis) lors de la défaite d’un membre (bras ou jambe); paraplégie (paraparésie) avec des dommages aux deux membres; hémiplégie (hémiparésie) avec lésion de la moitié du corps (le bras et la jambe souffrent d'un côté); tétraplégie (tétraparèse), dans laquelle des dommages aux bras et aux jambes sont détectés.

La paralysie résultant d'une lésion organique du système nerveux central n'est pas complètement rétablie, mais peut s'affaiblir sous l'influence du traitement. Des traces de la lésion peuvent être détectées à différents âges, à différents degrés de gravité.

La soi-disant paralysie fonctionnelle ou parésie ne présente pas fondamentalement de désordres structurels du tissu nerveux, mais se développe à la suite de la formation de foyers d'inhibition stagnants dans la zone de la zone motrice. Le plus souvent, leur cause est la névrose réactive aiguë, en particulier l'hystérie. Dans la plupart des cas, ils ont un bon résultat.

En plus de la paralysie, les troubles moteurs peuvent être exprimés sous d'autres formes. Ainsi, par exemple, des mouvements violents inappropriés et inutiles peuvent se produire, qui sont combinés sous le nom général d’hyperkinésie. Pour eux

des formes telles que des crampes, c'est-à-dire contractions musculaires involontaires. On distingue les convulsions cloniques dans lesquelles les contractions ou la relaxation musculaire, qui acquièrent un rythme particulier, se succèdent rapidement. Les crampes toniques se caractérisent par une contraction prolongée des groupes musculaires. Parfois, il y a des contractions occasionnelles de petits muscles individuels. C'est ce qu'on appelle la myoclonie. L'hyperkinésie peut se manifester sous la forme de mouvements violents particuliers, plus souvent au niveau des doigts et des orteils, ressemblant aux mouvements d'un ver. Ces manifestations particulières des crises sont appelées athétose. Le tremblement est une oscillation rythmique violente des muscles, acquérant le caractère de tremblement. On observe des tremblements de la tête, des bras ou des jambes ou même de tout le corps. Dans la pratique scolaire, le tremblement des mains est reflété dans la lettre des élèves, qui prend le mauvais caractère sous forme de zigzags rythmés. Tics - ils signifient généralement des contractions stéréotypées répétitives dans certains muscles. Si un tic est observé dans les muscles du visage, il y a des grimaces particulières. Il y a un tic de la tête, des paupières, des paupières, etc. Certains types d'hyperkinésie sont plus souvent associés à des lésions des ganglions sous-corticaux (striatum) et sont observés avec la chorée ou au stade résiduel de l'encéphalite. Certaines formes de mouvements violents (tics, tremblements) peuvent être de nature fonctionnelle et accompagner les névroses.

Les troubles du mouvement s'expriment non seulement en violation de leur force et de leur volume, mais également en violation de leur précision, de leur proportionnalité et de leur convivialité. Toutes ces qualités déterminent la coordination des mouvements. Une bonne coordination des mouvements dépend de l'interaction de plusieurs systèmes - les colonnes postérieures de la moelle épinière, le tronc, l'appareil vestibulaire, le cervelet. Le déséquilibre s'appelle l'ataxie. La clinique distingue différentes formes d'ataxie. L'ataxie s'exprime dans la disproportion des mouvements, leurs imprécisions, de sorte que des actes moteurs complexes ne peuvent être correctement exécutés. L'une des fonctions résultant des actions coordonnées d'un certain nombre de systèmes est la marche (la nature de la démarche). En fonction des systèmes particulièrement perturbés, la nature de la démarche change radicalement. Lorsque la voie pyramidale est endommagée par une hémiplégie ou une hémiparésie, une démarche hémiplégique se développe: le patient relève une jambe paralysée, le côté entier paralysé

corps pendant le mouvement comme si derrière le sain. La démarche ataxique est plus souvent observée avec des lésions de la moelle épinière (piliers postérieurs), lorsque les voies portant une sensibilité profonde sont affectées. Un tel patient marche, écartant largement les jambes, et frappe fort le talon sur le sol, comme si un coup de pied lui posait le pied. Ceci est observé avec la sécheresse dorsale, la polynévrite. La démarche cérébelleuse est caractérisée par une instabilité particulière: le patient marche en équilibre, ce qui crée une similitude avec la marche d'une personne très en état d'ébriété (démarche ivre). Dans certaines formes d'atrophie neuro-musculaire, par exemple dans la maladie de Charcot-Marie, la démarche acquiert un type particulier: le patient semble se tenir debout, levant les jambes («démarche d'un cheval de cirque»).

Caractéristiques des troubles moteurs chez les enfants anormaux. Les enfants qui ont perdu l'audition ou la vision (aveugle, sourd), ainsi que ceux qui souffrent de sous-développement intellectuel (oligophrènes), se caractérisent dans la plupart des cas par une sphère motrice particulière. Ainsi, la pratique de l’enseignement a depuis longtemps constaté que la plupart des enfants sourds présentaient un manque général de coordination des mouvements: lorsqu’ils marchaient, ils éraflaient la plante des pieds, leurs mouvements étaient agités et pointus et une incertitude était constatée. Un certain nombre d'auteurs du passé (Kraidel, Brook, Bezold) ont mené diverses expériences visant à étudier à la fois la dynamique et la statique du sourd. Ils vérifiaient la démarche des sourds-muets dans l'avion et lors du soulèvement, la présence de vertiges pendant la rotation, la capacité de sauter sur une jambe avec les yeux fermés et ouverts, etc. Leurs opinions étaient plutôt controversées, mais tous les auteurs ont noté la surdité du moteur par rapport aux étudiants entendant.

Prof. F.F. La réunion a conduit l'expérience suivante. Il a fait en sorte que des écoliers normaux et des personnes sourdes et muettes se tiennent debout sur une jambe. Il est apparu que les élèves entendants pouvaient rester les yeux ouverts et fermés sur une jambe pendant 30 secondes, les enfants sourds du même âge ne pouvaient rester dans cette position que 24 secondes au maximum, et avec les yeux fermés, le temps passait à 10 secondes.

Ainsi, il a été établi que les sourds de la sphère motrice sont en retard par rapport à l’audience en dynamique et en statique. L’équilibre instable des sourds était attribué par certains à l’insuffisance de l’appareil vestibulaire de l’oreille interne, alors que d’autres l’attribuaient à des troubles des centres corticaux et du cervelet. Quelques observations faites par O.D. Kudryasheva, S.S. Lyapidevsky a montré que, à l’exception d’une petite

les groupes sont sourds avec des dommages prononcés à la sphère motrice, dans la plupart des cas, l'insuffisance motrice est passagère. Après des cours systématiques d’éducation physique et rythmique, les mouvements des sourds acquièrent une stabilité, une rapidité et une finesse tout à fait satisfaisantes. Ainsi, l'inhibition motrice du sourd a souvent un caractère fonctionnel et peut être surmontée avec des exercices appropriés. La physiothérapie, l'ergothérapie dosée et le sport constituent un puissant stimulant dans le développement de la sphère motrice des sourds.

On peut en dire autant des enfants aveugles. Naturellement, le manque de vision réduit la quantité de capacités motrices, en particulier dans un grand espace. Beaucoup sont aveugles, écrit le prof. F. Workshop, indécis et craintif dans leurs mouvements. Ils étirent leurs bras vers l'avant pour ne pas trébucher, traînent leurs pieds, sentent le sol et vont se pencher. Leurs mouvements sont angulaires et maladroits, ils n’ont aucune souplesse pour se pencher, ils ne savent pas où placer leurs mains, s’accroupir aux tables et aux chaises. Cependant, le même auteur souligne que, grâce à une bonne éducation, un certain nombre de lacunes dans la sphère motrice des aveugles peuvent être éliminées.

Des études sur la sphère motrice des aveugles, que nous avons menées à l’Institut des aveugles de Moscou en 1933-1937, ont montré qu’une insuffisance motrice grave n’apparaissait que pendant les premières années de la scolarité, à l’exception d’un petit groupe d’enfants atteints de graves maladies du cerveau (méningoencéphalite, conséquences d’une tumeur cérébelleuse retirée). autre). À l’avenir, des cours spéciaux d’éducation physique développent parfaitement les capacités motrices des aveugles. Les enfants aveugles peuvent jouer au football, au volleyball1, sauter par-dessus des obstacles, effectuer des exercices complexes de gymnastique. Les Olympiades sportives pour enfants aveugles, organisées chaque année (école de Moscou), confirment une nouvelle fois les succès que l'on peut obtenir avec des enfants privés de vision grâce à une pédagogie spéciale. Cependant, ce n'est pas facile et implique une grande difficulté à la fois pour un enfant aveugle et pour un enseignant. Le développement de dispositifs compensatoires basés sur la plasticité du système nerveux

1 Chez les enfants aveugles jouant au football, le volleyball est pratiqué en présence d'un ballon qui sonne.

nous nous intéressons également au domaine moteur, qui, sous l’influence de mesures correctives spéciales, s’améliore sensiblement. Le moment de la cécité et les conditions dans lesquelles se trouvait l’aveugle étaient d’une grande importance. On sait que les personnes qui ont perdu la vue à un âge tardif compensent mal leur sphère motrice. Aveuglés tôt en raison d'une formation appropriée dès le plus jeune âge, ils contrôlent mieux leurs mouvements et certains sont libres de naviguer dans un vaste espace. Cependant, les conditions d’éducation importent également ici. Si un enfant très tôt aveugle, faisant partie de la famille, était sous la surveillance vigilante de sa mère, se faisait dorloter, ne rencontrait pas de difficultés, ne s’entraînait pas dans l’orientation dans un large espace, ses capacités motrices seraient également limitées. C’est dans ce groupe d’enfants que s’observe la crainte susmentionnée d’un large espace, acquérant parfois le caractère d’une crainte particulière (phobie). Une étude de l'histoire de ces enfants montre que leur développement précoce s'est déroulé dans des conditions de "prise constante de la main de la mère".

Nous observons des changements plus graves dans la sphère motrice chez les enfants atteints de troubles intellectuels (oligophrènes). Ceci est déterminé principalement par le fait que la démence est toujours le résultat du sous-développement du cerveau pendant la période prénatale en raison de certaines maladies ou de ses lésions pendant l'accouchement ou après la naissance. Ainsi, l’infériorité mentale d’un enfant découle de modifications structurelles du cortex cérébral causées par une neuro-infection antérieure (méningo-encéphalite) ou par l’influence de lésions cérébrales traumatiques. Naturellement, les lésions inflammatoires, toxiques ou traumatiques du cortex sont plus souvent localisées diffuses, affectant les zones motrices du cerveau à un degré ou à un autre. Les formes profondes de l’oligophrénie s’accompagnent souvent de troubles graves des fonctions motrices. Dans ces cas, on observe des paralysies et des parésies, et le plus souvent une hémiparésie spastique ou diverses formes d'hyperkinésie. Dans les cas moins graves d’oligophrénie, les troubles moteurs locaux sont rares, mais il existe une insuffisance générale de la sphère motrice, qui se traduit par une certaine inhibition, des mouvements maladroits et inconfortables. Apparemment, les perturbations neurodynamiques, une inertie particulière des processus nerveux, sont très probablement à la base de cette insuffisance. Dans ces cas, il est possible de réduire considérablement le retard de la sphère motrice par des mesures correctives spéciales (physiothérapie, rythme, travail manuel).

L'apraxie est une forme particulière de trouble du mouvement. Dans ce cas, la paralysie est absente, mais le patient ne peut pas accomplir un acte moteur complexe. L’essence de telles violations est qu’un tel patient perd la séquence de mouvements nécessaire pour accomplir un acte moteur complexe. Ainsi, par exemple, l’enfant perd la capacité de faire les mouvements habituels, de redresser, d’attacher ses vêtements, de lacer ses chaussures, de faire un nœud, d’enfiler une aiguille, de coudre un bouton, etc. Ces patients échouent également à exécuter des actions imaginaires sur les ordres, par exemple, pour montrer comment ils mangent une soupe avec une cuillère, comment ils réparent un crayon, comment ils boivent de l'eau dans un verre, etc. Le mécanisme physiopathologique de l'apraxie est très complexe. Ici, il y a une décroissance, due à l'action de certains agents nocifs, des stéréotypes moteurs, c'est-à-dire systèmes harmonieux de connexions réflexes conditionnées. L'apraxie survient plus souvent lorsque le gyrus supra-marginal ou angulaire du lobe pariétal est endommagé. Les troubles de l'écriture chez l'enfant (dysgraphie) sont un type de trouble apraxique.

Le rôle de l'analyseur moteur est extrêmement important dans notre activité nerveuse. Il ne se limite pas à la réglementation des mouvements volontaires ou involontaires faisant partie des actes moteurs ordinaires. L'analyseur moteur participe à des fonctions complexes telles que l'audition, la vision et le toucher. Par exemple, une vision complète est impossible sans le mouvement du globe oculaire. La parole et la pensée sont fondamentalement basées sur le mouvement, car l'analyseur moteur déplace tous les réflexes de parole formés dans d'autres analyseurs * "Le début de notre pensée", écrit Sechenov, "est le mouvement musculaire".

Le traitement des troubles moteurs tels que la paralysie, la parésie, l'hyperkinésie a longtemps été considéré comme inefficace. Les scientifiques se sont appuyés sur des idées déjà créées sur la nature de la pathogénie de ces troubles, lesquelles reposent sur des phénomènes irréversibles, tels que la mort des cellules nerveuses dans les centres corticaux, l’atrophie des conducteurs nerveux, etc.

Cependant, une étude plus approfondie des mécanismes pathologiques en violation des actes moteurs montre que les idées précédentes sur la nature des défauts moteurs étaient loin d'être complètes. Анализ этих механизмов в свете современной нейрофизиологии и клиники показывает, что двигательное расстройство представляет сложный комплекс, компонентами которого являются не только локальные (чаще необратимые дефекты), но и ряд функциональных сдвигов, обусловленных расстройством нейродинамики, которые усиливают клиническую картину двигательного дефекта. Эти нарушения, как показывают исследования М.Б. Эйдиновой и Е.Н. Правдиной-Винарской (1959), при систематическом осуществлении лечебно-педагогических мероприятий (применение специальных биохимических стимуляторов, активизирующих деятельность синапсов, а также специальных упражнений по лечебной физкультуре, в соединении с целым рядом воспитательно-педагогических мероприятий, направленных на воспитание у ребенка воли, целенаправленной активности на преодоление дефекта) в значительном количестве случаев снимают эти патологические наслоения. Это в свою очередь приводит к восстановлению или улучшению нарушенной двигательной функции.

Расстройства зрительных функций

Причины и формы зрительных нарушений. Тяжелые расстройства зрения не являются обязательным результатом первичного поражения нервных приборов зрения — сетчатки, зрительных нервов и корковых зрительных центров. Расстройства зрения также могут наступить в результате заболевания периферических отделов глаза — роговицы, хрусталика, светопреломляющих сред и др. В этих случаях передача световых раздражений на рецепторные нервные приборы может совсем прекратиться (полная слепота) или иметь ограниченный характер (слабовидение).

Причинами тяжелых расстройств зрения являются различные инфекции — местные и общие, в том числе и нейроинфек-ции, нарушения обмена веществ, травматические поражения глаза, аномалий развития глазного яблока.

Среди расстройств зрения прежде всего различают такие формы, при которых страдает острота зрения, вплоть до полной слепоты. Острота зрения может быть нарушена при поражении самого аппарата глаза: роговицы, хрусталика, сетчатки.

Сетчатка является внутренней оболочкой глазного яблока, выстилающей глазное дно. В центральной части глазного дна

имеется диск зрительного нерва, от которого начинается зрительный нерв. Особенностью зрительного нерва является его строение. Он состоит из двух частей, несущих раздражение от наружных и внутренних отделов сетчатки. Вначале зрительный нерв отходит от глазного яблока как единое целое, входит в полость черепа и идет по основанию мозга, затем волокна, несущие раздражения от наружных отделов сетчатки (центральное зрение), идут кзади по своей стороне, а волокна, несущие раздражение от внутренних отделов сетчатки (боковое зрение), полностью перекрещиваются. После перекреста образуются правый и левый зрительные тракты, в которых содержатся волокна как со своей стороны, так и с противоположной. Оба зрительных тракта направляются к коленчатым телам (подкорковые зрительные центры), от которых начинается пучок Грациоле, несущий раздражение к корковым полям затылочной доли мозга.

При поражении зрительного нерва возникает слепота на один глаз — амавроз. Поражение перекреста зрительных нервов проявляется сужением полей зрения. При нарушении функции зрительного тракта возникает выпадение половины зрения (гемианопсия). Зрительные расстройства при поражении коры головного мозга в затылочной области проявляются частичным выпадением зрения (скотома) или зрительной агнозией (больной не узнает знакомые предметы). Частым случаем этого нарушения является алексия (расстройство чтения), когда ребенок утрачивает в памяти сигнальное значение буквенных изображений. К расстройствам зрения относится также потеря цветоощущения: больной не различает некоторые цвета или видит все в сером цвете.

В специальной педагогической практике выделяются две группы детей, требующих обучения в специальных школах, — слепые и слабовидящие.

Слепые дети. Обычно к слепым относят людей с такой потерей зрения, при которой нет никаких светоощущений, что бывает редко. Чаще эти люди обладают слабым светоощущением, различают свет и тьму, и, наконец, некоторые из них имеют незначительные остатки зрения. Обычно верхней границей такого минимального зрения считаются 0,03—0,04!. Эти остатки зрения могут несколько облегчить слепому ориентировку во внешней среде, но не имеют практического значения в обу-

Нормальное зрение принимается за единицу.

чении и труде, которые поэтому приходится осуществлять на основе тактильного и слухового анализаторов.

Со стороны невропсихической сферы слепые дети обладают всеми теми качествами, которые свойственны и зрячему ребенку того же возраста. Однако отсутствие зрения вызывает у слепого ряд особых свойств в его нервной деятельности, направленных на приспособление к внешней среде, о чем будет сказано ниже.

Слепые дети обучаются в специальных школах, обучение осуществляется преимущественно на основе кожного и слухового анализаторов специалистами-тифлопедагогами.

Слабовидящие дети.
К этой группе относятся дети, у которых сохранились некоторые остатки зрения. Обычно принято считать слабовидящими детей, у которых острота зрения после коррекции очками колеблется от 0,04 до 0,2 (по принятой шкале). Такое остаточное зрение при наличии специальных условий (особое освещение, пользование лупой и т.п.) позволяет обучать их на зрительной основе в классах и школах для слабовидящих.

Особенности нервной деятельности. Тяжелые расстройства зрения всегда вызывают изменения общей нервной деятельности. Имеет значение возраст, в котором наступила утрата зрения (врожденная или приобретенная слепота), локализация поражения в области зрительного анализатора (периферическая или центральная слепота). Наконец, следует учитывать характер болезненных процессов, вызвавших тяжелые нарушения зрения. В этом случае особенно важно выделять те формы, которые обусловлены перенесенными мозговыми поражениями (менингит, энцефалит, мозговые опухоли и т.д.). Исходя из сказанного, изменения нервной деятельности будут отличаться некоторым своеобразием. Так, в случаях наступления слепоты, обусловленной причинами, не связанными с мозговыми поражениями, нервная деятельность в процессе роста и развития будет сопровождаться формированием компенсаторных приспособлений, облегчающих такому человеку участие в общественно полезном труде. В случаях слепоты, возникшей в результате перенесенного мозгового заболевания, описанный путь выработки компенсаторных приспособлений может быть осложнен влиянием других последствий, которые могли иметь место после мозгового поражения. Речь идет о возможных нарушениях в области других анализаторов (кроме зрения), а также интеллекта и эмоционально-волевой сферы.

В этих случаях возможно затруднение в обучении, а в дальнейшем ограничение трудоспособности. Наконец, следует иметь в виду и влияние на характер нервной деятельности временного фактора. Наблюдения показывают, что у слепорожденных или утративших зрение в раннем возрасте отсутствие его чаще не вызывает тяжелых изменений со стороны психики. Такие люди никогда не пользовались зрением, и им легче переносить его отсутствие. У потерявших зрение в более позднем возрасте (школьном, подростковом и т.д.) утрата этой важной функции нередко сопровождается определенными нарушениями со стороны невропсихическои сферы в форме острых астенических состояний, тяжелой депрессии, выраженных истерических реакций. У некоторых слепых детей наблюдаются особые фобии — страх перед большим пространством. Они могут ходить, только держась за руку матери. Если же такой ребенок остается один, то испытывает мучительное состояние неуверенности, боится сделать шаг вперед.

Некоторое своеобразие нервной деятельности, в отличие от слепых, наблюдается у лиц, относящихся к слабовидящим. Как уже сказано выше, у таких детей имеются остатки зрения, которые позволяют им при особых условиях в специальном классе обучаться на зрительной основе. Однако объем зрительной афферентации у них недостаточен; у некоторых имеется тенденция к прогрессирующему ослаблению зрения. Это обстоятельство вызывает необходимость знакомить их и с методом обучения слепых. Все это может вызвать известную перегрузку, особенно у лиц, относящихся к слабому типу нервной системы, результатом чего может явиться перенапряжение и срыв нервной деятельности. Однако наблюдения показывают, что реактивные сдвиги со стороны нервной деятельности у слепых и слабовидящих чаще наблюдаются в начале обучения. Это связано со значительными трудностями, которые испытывают вообще дети в начале обучения и приспособления к трудовой деятельности. Постепенно, по мере выработки компенсаторных приспособлений и создания стереотипов, их поведение заметно выравнивается, уравновешивается. Все это есть результат замечательных свойств нашей нервной системы: пластичности, способности компенсировать в той или иной степени утраченные или ослабленные функции.

Опишем в кратких чертах основные этапы в развитии научной мысли по вопросу о развитии компенсаторных приспособлений у лиц с тяжелыми расстройствами зрения.

Потеря зрения лишает человека многих преимуществ в процессе приспособления к внешней среде. Однако утрата зрения не является нарушением, при котором полностью невозможна трудовая деятельность. Опыт показывает, что слепые преодолевают первичную беспомощность и постепенно вырабатывают в себе ряд свойств, которые позволяют им учиться, работать и активно участвовать в общественно полезном труде. Что же является движущей силой, помогающей слепому преодолевать свой тяжелый дефект? Этот вопрос являлся предметом спора в течение длительного времени. Возникали различные теории, пытавшиеся по-разному определить путь приспособления слепого к условиям реальной действительности, овладения различными формами трудовой деятельности. Отсюда и взгляд на слепого претерпел изменения. Одни считали, что слепые, за исключением некоторого ограничения в свободе передвижения, обладают всеми качествами полноценной психики. Другие же придавали очень большое значение отсутствию зрительной функции, которая, по их мнению, оказывает отрицательное влияние на психику слепого, вплоть до нарушения интеллектуальной деятельности. По-разному объяснялись и механизмы приспособления слепого к внешней среде. Существовало мнение, что утрата одного из органов чувств вызывает усиленную работу других, которые как бы восполняют отсутствующую функцию. В этом смысле выделяли роль слуха и осязания, считая, что у слепых компенсаторно усиливается деятельность слуха и осязания, при помощи которых слепой ориентируется во внешней среде, овладевает трудовыми навыками. Проводились экспериментальные исследования, которыми пытались доказать, что у слепых обострена (по сравнению со зрячими) кожная чувствительность, особенно в пальцах кисти, а также исключительно развит слух. Пользуясь этими особенностями, слепой может компенсировать потерю зрения. Однако это положение оспаривалось исследованиями других ученых, которые не находили, что слух и кожная чувствительность у слепых развиты лучше, чем у зрячих. В этом смысле ими совершенно отрицалось принятое положение о том, что слепые обладают высокоразвитым музыкальным слухом. Некоторые приходили к выводу, что музыкальная одаренность у слепых не меньше и не больше, чем среди зрячих. Спорной оказалась и сама проблема психологии слепых. Есть ли специальная психология слепых? Ряд ученых, и в том числе отдельные тифлопедагоги, отрицали наличие таковой. Другие, в частности Геллер, считали, что психология слепых должна рассматриваться как одна из ветвей общей психологии. Считалось, что воспитание и обучение слепого ребенка, а также приспособление его к социально полезной деятельности должны строиться на учете тех особенностей его психологии, которые возникают в результате утраты зрения. Попытки вскрыть механизмы компенсации упирались в противоречивые результаты исследования слуха и осязания у слепых. Одни ученые находили особую гиперестезию (повышенную кожную чувствительность) у слепых, другие это отрицали. Аналогичные противоречивые результаты наблюдались и в области исследования функции слухового нерва у слепых. В результате этих противоречий возникли попытки объяснить компенсаторные возможности слепого процессами психического порядка. В этих объяснениях уже не выдвигался на первое место вопрос об усиленной работе периферических отделов слуховых и кожных рецепторов, якобы замещающих утраченную функцию зрения, так называемый викариат чувств, а главная роль отводилась психической сфере. Предполагали, что у слепого создается особая психическая надстройка, которая возникает в результате соприкосновения его с различными влияниями внешней среды и является тем особым свойством, которое позволяет слепому преодолевать ряд трудностей на жизненном пути, т.е. прежде всего ориентироваться во внешней среде, передвигаться без посторонней помощи, обходить препятствия, изучать внешний мир, приобретать трудовые навыки. Однако само понятие психической надстройки, несомненно, рассматриваемое в идеалистическом аспекте, было достаточно туманно. Материальная сущность тех процессов, которые имели место в подобных случаях, никак не объяснялась выдвинутой гипотезой о роли психической надстройки. Только значительно позже работами отечественных ученых (Э.А. Асратяна, П.К. Анохина, А.Р. Лурия, М.И. Земцовой, СИ. Зимкиной, BC Сверлова, И.А. Соколянского), основывавшихся в своих исследованиях на учении И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, в разрешении этой сложной проблемы были достигнуты значительные успехи.

Нейрофизиологические механизмы компенсаторных процессов у слепых. Психика есть особое свойство нашего мозга отражать внешний мир, который существует вне нашего сознания. Это отражение осуществляется в мозге людей через их органы чувств, при помощи которых происходит превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания. Физиологическими механизмами функции отражения внешнего мира в нашем мозге являются условные рефлексы, обеспечивающие высшее уравновешивание организма с постоянно меняющимися условиями среды. В коре зрячего человека условно-рефлекторная деятельность обусловлена поступлением раздражений со всех анализаторов. Однако зрячий человек не использует в достаточной степени, а иногда и совсем, те анализаторы, которые в данном акте для него не являются ведущими. Так, например, во время ходьбы зрячий человек прежде всего ориентируется на зрение; слух и особенно осязание им используются в незначительной степени. И только в особых условиях, когда зрячему завязывают глаза или при передвижении в темноте (ночью), он пользуется слухом и осязанием — начинает ощупывать подошвами почву, прислушиваться к окружающим звукам. Но такие положения для зрячего являются нетипичными. Отсюда усиленное формирование условно-рефлекторных связей со слуха и осязания при некоторых двигательных актах, например при ходьбе, у зрячего не вызывается жизненной необходимостью. Мощный зрительный анализатор достаточно контролирует выполнение указанного двигательного акта. Совершенно иное мы отмечаем в чувственном опыте слепых. Будучи лишены зрительного анализатора, слепые в процессе ориентировки во внешней среде опираются на другие анализаторы, в частности на слух и осязание. Однако использование слуха и осязания, в частности при ходьбе, не носит вспомогательного характера, как у зрячего. Здесь активно формируется своеобразная система нервных связей. Эта система у слепых создается вследствие длительных упражнений слуховой и кожной афферентации, вызванных жизненной необходимостью. На этой основе формируется и ряд других специализированных систем условных связей, функционирующих при определенных формах адаптации к внешней среде, в частности при овладении трудовыми навыками. Это и является тем компенсаторным механизмом, который позволяет слепому выйти из состояния беспомощности и включиться в общественно полезный труд. Спорным является вопрос о том, происходят ли какие-либо особые изменения в слуховом нерве или чувствительных приборах кожи. Как известно, исследования пери-

ферических рецепторов — слуха и осязания — у слепых дали противоречивые результаты. Большинство исследователей не находят местных изменений в смысле повышения слуховой или кожной периферической афферентации. Да это и не случайно. Суть сложного компенсаторного процесса у слепых заключается в другом. Известно, что периферические рецепторы производят только весьма элементарный анализ поступивших раздражений. Тонкий же анализ раздражений происходит в корковых концах анализатора, где осуществляются высшие аналитико-синтетические процессы и ощущение превращается в факт сознания. Таким образом, накапливая, тренируя в процессе ежедневного жизненного опыта многочисленные специализированные условные связи с указанных анализаторов, слепой и формирует в своем чувственном опыте те особенности условно-рефлекторной деятельности, которые не нужны в полной мере зрячему. Отсюда ведущий механизм адаптации — не особая чувствительность колеи пальцев или улитки внутреннего уха, а высший отдел нервной системы, т.е. кора и протекающая на ее основе условно-рефлекторная деятельность.

Таковы итоги многолетних споров о путях компенсации слепоты, которые могли найти правильное разрешение только в аспекте современной физиологии головного мозга, созданной И.П. Pavlov et son école.

Особенности педагогического процесса при обучении слепых и слабовидящих детей. Обучение и воспитание слепых и слабовидящих детей представляет сложный процесс, требующий от педагога не только специальных знаний тифлопедагогики и тифлотехники, но и понимания тех психофизиологических особенностей, которые имеют место у лиц, полностью или частично лишенных зрения.

Выше уже было сказано,, что с выключением из сферы восприятия такого мощного рецептора, как зрение, входящего в состав первой сигнальной системы, познавательная деятельность слепого осуществляется на основе оставшихся анализаторов. Ведущими в этом случае оказываются осязательная и слуховая рецепции, подкрепляемые усиливающейся деятельностью и некоторых других анализаторов. Таким образом, условно-рефлекторная деятельность приобретает некоторые своеобразные особенности.

В педагогическом плане перед учителем встает ряд сложных задач. Помимо чисто учебных (образовательная работа,

обучение грамоте и т.д.) возникают проблемы сугубо специфического порядка, например развитие у слепого ребенка пространственных представлений (ориентировки в окружающей среде), без чего ученик оказывается беспомощным. Сюда же относится развитие моторики, навыков самообслуживания и т.д. Все эти моменты, относящиеся к воспитанию, в то же время тесно связаны с учебным процессом. Так, например, слабая ориентировка в окружающей среде, своеобразная моторная неловкость и беспомощность резко отразятся на освоении навыков грамотности, развитие которых у слепых иногда связано с целым рядом специфических трудностей. Что касается особенностей методики обучения, в частности обучения грамоте, то последняя осуществляется на основе осязания и слуха.

Ведущим моментом здесь является использование кожной рецепции. Технически обучение осуществляется при помощи особого точечного шрифта системы педагога Л. Брайля, принятого во всем мире. Сущность системы состоит в том, что каждая буква алфавита изображается различной комбинацией расположения шести выпуклых точек. Ряд исследований, проведенных в прошлом, показали, что точка физиологически лучше воспринимается кожной поверхностью пальца, чем линейный выпуклый шрифт. Проводя мягкой поверхностью кончика обоих указательных пальцев по строкам выпуклого точечного шрифта в специально напечатанной книге, слепой читает текст. В физиологическом аспекте здесь примерно происходит то же, что при чтении зрячим, только вместо глаз действует кожный рецептор.

Слепые пишут с помощью особых приемов, заключающихся в том, что металлическим стерженьком по бумаге, вложенной в особый прибор, выдавливаются буквы точечной азбуки. На обратной стороне листа эти вдавления образуют выпуклую поверхность, что дает возможность другому слепому прочесть написанный текст. Тактильная (кожная) рецепция привлекается и в других разделах учебного процесса, когда приходится знакомить слепого ребенка с формой различных предметов, механизмов, строением тела животных, птиц и т.п. Ощупывая рукой эти предметы, слепой получает некоторое впечатление об их внешних особенностях. Однако эти представления далеко не точны. Поэтому на помощь кожной рецепции в учебном процессе привлекается не менее сильный рецептор — слух, что дает возможность педагогу сопровождать тактильный показ (ощупывание предметов) словесными объяснениями. Способность слепых к абстрактному мышлению и речи (что говорит о хорошем развитии второй сигнальной системы) помогает на основе словесных сигналов учителя вносить ряд коррективов при познавании различных предметов и уточнять свои представления о них. На последующих этапах развития в познавательной деятельности слепого особое значение приобретают слух и речь окружающих.

Дальнейшее развитие тифлопедагогики невозможно без учета тех достижений, которые имеют место в технике. Речь идет об использовании, например, приборов, с помощью которых слепые ориентируются в пространстве, создании приспособлений, позволяющих слепому пользоваться книгой с обычным шрифтом, и т.д. Следовательно, современный уровень развития специальной педагогики (особенно при обучении слепых и глухонемых) требует поисков путей, позволяющих использовать достижения, которые имеют место в области радиотехники (радиолокация), кибернетики, телевидения, требует использования полупроводников (транзисторные слуховые приборы) и т.д. В последние годы ведутся работы по созданию приборов, облегчающих обучение лиц с дефектами зрения и слуха.

Что касается обучения слабовидящих детей, то в этих случаях педагогический процесс в основном строится на использовании остатков зрения, имеющихся у ребенка. Специфической задачей является усиление зрительного гнозиса. Это достигается подбором соответствующих очков, использованием луп, обращением особого внимания на хорошую освещенность класса, усовершенствование парт и т.д.

В помощь слабовидящим детям созданы контактные линзы, контактные ортостатические лупы, специальные станки для чтения обычного типе графского шрифта. Использование контактных линз оказалось достаточно эффективным; они повышают работоспособность слабовидящего школьника, уменьшают утомляемость. Принимая во внимание, что при некоторых формах слабовидения наступает прогрессирование болезненного процесса, сопровождающееся дальнейшим снижением зрения, дети получают соответствующие навыки по овладению точечной азбукой по системе Брайля.

Особенности зрительного анализатора у глухих детей. За исключением редких случаев, когда глухота комбинируется со слепотой (слепоглухие), зрение большинства глухих не представляет каких-либо отклонений от нормы. Напротив, наблюдения прежних исследователей, исходивших при решении этого вопроса из идеалистической теории викариата чувств, показывали, что глухие обладают повышенной остротой зрения за счет утраченного слуха, причем были даже попытки объяснить это особой гипертрофией зрительного нерва. В настоящее время нет оснований говорить об особых анатомических качествах зрительного нерва глухого. Зрительная адаптация глухонемых в своей основе имеет те же закономерности, о которых было сказано выше, — это развитие компенсаторных процессов в коре больших полушарий, т.е. усиленное формирование специализированных условно-рефлекторных связей, в существовании которых в таком объеме не нуждается человек, обладающий нормальным слухом и зрением.

Особенности зрительного анализатора у умственно отсталых детей. Специальная педагогическая практика уже сравнительно давно отмечала, что умственно отсталые дети недостаточно четко воспринимают особенности тех предметов и явлений, которые возникают перед их взором. Плохой почерк некоторых из этих детей, соскальзывание букв за линии тетради также создавали впечатление пониженной зрительной функции. Аналогичные наблюдения были и в отношении слуховых функций, которые в большинстве случаев считались ослабленными. В связи с этим создавалось мнение, что в основе умственной отсталости лежит неполноценная функция органов чувств, которые слабо воспринимают раздражения внешнего мира. Считалось, что умственно отсталый ребенок плохо видит, плохо слышит, плохо осязает и это ведет к пониженной возбудимости, вялой работе мозга. На этой основе создавали и специальные методики обучения, в основе которых лежали задачи избирательного развития органов чувств на специальных уроках (так называемая сенсомоторная культура). Однако такой взгляд на природу умственной отсталости является уже пройденным этапом. На основе научных наблюдений как психолого-педагогических, так и медицинских известно, что в основе умственной отсталости лежит не избирательная дефектность отдельных органов чувств, а недоразвитие центральной нервной системы, в частности коры больших полушарий. Таким образом, на фоне неполноценной структуры развивается недостаточная физиологическая деятельность, характеризующаяся снижением высших процессов — коркового анализа и синтеза, что и является характерным для слабоумных. Однако, принимая во внимание, что олигофрения возникает в результате перенесенных мозговых заболеваний (нейроинфекции, черепно-мозговые травмы), возможны отдельные случаи поражения как самого зрительного органа, так и проводящих нервных путей. Специальное исследование зрительного органа у детей-олигофренов, проведенное Л.И. Брянцевой, дало следующие результаты:

а) в 54 случаях из 75 никаких отклонений от нормы не было обнаружено;

б) в 25 случаях найдены различные аномалии рефракции (свойства глаза преломлять световые лучи);

в) в 2 случаях аномалии другого характера.

На основании этих исследований Брянцева приходит к выводу, что орган зрения некоторых учеников вспомогательных школ отличается в какой-то степени от органа зрения нормального школьника. Отличительной особенностью является меньший процент близорукости сравнительно с нормальными школьниками и высокий процент астигматизма — одной из форм аномалий рефракции1.

К этому следует добавить, что у некоторых умственно отсталых детей в результате перенесенных менингоэнцефалитов встречаются случаи прогрессирующего ослабления зрения в связи с атрофией зрительного нерва. Чаще, чем у нормальных детей, имеют место случаи врожденного или приобретенного косоглазия (страбизм).

Иногда при глубоких формах олигофрении наблюдаются недоразвитие глазного яблока, неправильное строение зрачка, бегающий нистагм (ритмические подергивания глазного яблока).

Следует отметить, что педагоги специальных школ недостаточно внимательно относятся к особенностям зрения своих учеников и редко направляют их к врачам-офтальмологам. Часто своевременный подбор очков и специальное лечение резко улучшают зрение ребенка и повышают его успеваемость в школе.

1 Астигматизм — недостаток зрения, обусловленный неправильным преломлением лучей в связи с неодинаковой кривизной роговицы хрусталика в различных направлениях.
<< Précédent Suivant >>
= Passer au contenu du manuel =

Расстройства двигательных функций

  1. PARALYSE ET AUTRES TROUBLES AUTOMOBILES
    John X. Grodon, Robert R. Young (John I. Growdon, Robert R. Young) Les violations des fonctions motrices peuvent être classées selon les types suivants: paralysie due à une lésion des motoneurones bulbaires ou rachidiens; paralysie due à des lésions des neurones cortico-spinaux, cortico-bulbaires ou descendants (sous-cortico-spinaux); troubles de la coordination (ataxie) résultant de lésions
  2. Troubles du mouvement dus à des lésions du système moteur
    Le système moteur comprend 4 composants: • la moelle épinière; • tronc cérébral; • cortex moteur (moteur); • cortex prémoteur et zones supplémentaires du cortex. Les dommages causés à un composant du système moteur sont accompagnés de l'apparition de symptômes que l'on peut diviser en 2 groupes: négatif et positif. Symptômes négatifs - symptômes de perte, perte de tout mouvement ou
  3. RECHERCHE SUR LES FONCTIONS DES MOTEURS REFLECTEURS
    Dans l’étude des fonctions motrices, on détermine d’abord le volume et la force des mouvements, l’état du système musculaire, la perte de poids musculaire ou son développement excessif, des mouvements excessifs ou au contraire une raideur. La force musculaire est déterminée à l'aide de techniques spéciales, à l'aide de dynamomètres (Fig. 37) et évaluée par un système à cinq points. Préservation de la fonction motrice de la force musculaire
  4. Troubles de la motricité intestinale
    Dans des conditions physiologiques, les formes de motilité intestinale sont différentes. Ainsi, les contractions du pendule, capturant de courts segments du petit et du gros intestin, permettent un mouvement alternatif du contenu intestinal dans les directions distale et proximale, grâce à quoi un mélange uniforme du chyme et une absorption des ingrédients qu'il contient sont obtenus. Propulsif
  5. Troubles de la fonction motrice des intestins
    Dans des conditions physiologiques, les formes de motilité intestinale sont différentes. Ainsi, les contractions du pendule, qui capturent de courts segments du côlon et de l’intestin grêle, permettent un mouvement alternatif du contenu intestinal dans les directions distale et proximale, grâce à quoi un mélange uniforme du chyme et une absorption des ingrédients qu’il contient sont obtenus. Propulsif
  6. RECHERCHE SUR LES FONCTIONS DES MOTEURS REFLECTEURS
    Dans l’étude des fonctions motrices, on détermine tout d’abord le volume et la force des mouvements, l’état du système musculaire, la perte de poids musculaire ou son développement excessif, des mouvements excessifs ou au contraire une raideur déterminée, à l’aide de techniques spéciales, ainsi que de dynamomètres. Il convient de garder à l’esprit que le volume et la force des mouvements peuvent être limités en raison de maladies.
  7. Le développement des fonctions motrices et des actions avec les objets
    Soulignez les mouvements et actions progressifs de l'enfant (contribuant à l'acquisition de nouvelles expériences) et les impasses (se séparer du monde extérieur). Les mouvements progressifs les plus importants: saisir, manipuler des objets, maîtriser les mouvements actifs dans l'espace (tenir la tête, tourner sur le côté, saisir, s'asseoir, ramper, marcher). Mouvements et actions progressifs
  8. Troubles du larynx
    Les perturbations sensorielles du larynx peuvent être causées par des causes centrales et périphériques; avec les désordres centraux, la bilatéralité de la lésion est plus souvent observée, dans leur déviation mentale de base (hystérie). La violation de la sensibilité est exprimée par l'anesthésie, l'hyperesthésie et la paresthésie (inconfort, fourmillements). K l et n et avec to et kartin et. Anesthésie au larynx
  9. Troubles auditifs
    Les troubles auditifs - surdité, surdité, agnosie auditive - sont associés à des lésions de l’analyseur auditif, constitué d’un récepteur périphérique - l’organe de Corti, situé dans la cochlée de l’oreille interne, le nerf auditif qui s’en projette, et le centre auditif cortical se prolongeant dans le cerveau. dans le cortex du lobe temporal. Déficience auditive dans l'enfance plus souvent
  10. Расстройства функции проводимости
    Les blocages se manifestent par un ralentissement (blocage incomplet) ou une cessation complète (blocage complet) des impulsions du nœud sinusal vers les branches finales du système de conduction cardiaque. Classification. 1. Bloc sinoauriculaire. 2. Bloc auriculaire. 3. Bloc auriculo-ventriculaire (degré I - III). 4. Bloc intraventriculaire (blocus des jambes du paquet de His). Синоаурикулярная блокада —
  11. Troubles de la vessie
    La vessie et l'urètre sont innervés par des nerfs parasympathiques, sympathiques et somatiques. Les fibres nerveuses parasympathiques des deuxième à quatrième segments sacrés s'approchent de la vessie en tant que partie des nerfs pelviens et innervent le muscle lisse du corps de la vessie (m.detrusor), le cou de la vessie et l'urètre. Les fibres sympathiques prennent naissance dans les segments lombaires supérieurs, font partie du nerf hypogastrique et sont innervées.
  12. QUELQUES TROUBLES DES FONCTIONS MENTALES SUPÉRIEURES
    {foto19}
Portail médical "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com