Accueil
À propos du projet
Actualités médicales
Pour les auteurs
Livres autorisés sur la médecine
<< Précédente Suivant >>

Phénoménologie et contenu du concept de perspective de vie en tant que composante du temps psychologique et du chemin de vie d'un individu

Le problème des «perspectives de vie» est devenu un sujet d'étude en lien avec le développement théorique et pratique des problèmes scientifiques du temps psychologique et du parcours de vie d'un individu. L’étude de ce problème offre l’occasion de voir comment un individu perçoit et représente son avenir, comment cet avenir est lié au passé et au présent, quelle place l’avenir occupe dans l’image subjective du chemin de vie de la personne, comment elle affecte le comportement de la personne.

Le développement des problèmes de représentation de son avenir en tant que personne dans la psychologie russe a commencé par une discussion sur le temps psychologique et le chemin de vie d'une personne et est étroitement lié à l'analyse de leurs caractéristiques actuelles. Par conséquent, l'appel, de notre part, aux origines de la formulation et de la compréhension des problèmes scientifiques du temps psychologique et du chemin de vie d'un individu n'est pas accidentel.

À ce jour, les idées de l'homme sur l'époque de sa propre vie ont été partiellement étudiées. Différents points de vue sur cette question sont présentés dans les travaux de K.A. Abulkhanova-Slavsky, V.G. Aseeva, E.I. Golovakhi, P.P. Ermine, V.N. Karandysheva, E.I. Kirichuk, V.I. Kovaleva, A.A. Chronique, SL. Markova, V.I. Mudraka

y

A.B. Orlova, T.A. Pavlova et autres Parmi les auteurs étrangers, les travaux de R. Kastenbaum, T. Kottle, K. Levin, L. Frank et d'autres sont connus.

L'analyse de l'état de connaissance du problème a montré qu'il existe une variété de travaux scientifiques, théoriques et expérimentaux-pratiques de l'auteur réalisés dans le cadre du sujet considéré. Si nous résumons les expériences individuelles du temps décrites dans la littérature philosophique et psychologique, leur liste sera très impressionnante. Ce sont des évaluations de la séquence et de la simultanéité, de la durée, de la vitesse des divers événements de la vie, des évaluations de leur appartenance au présent, de l'éloignement du passé et du futur, des sentiments de temps comprimé et prolongé, discontinu et continu, limité et illimité, un sentiment d'âge à différentes étapes de la vie, des idées sur la mort et l'immortalité, sur le lien historique de sa propre vie avec la vie des générations précédentes et suivantes de la famille, de la société, de l'humanité dans son ensemble.

Pour une compréhension plus globale de l'étude de ce champ psychologique, nous nous attarderons sur des articles scientifiques qui développent les concepts du temps psychologique en général et des parcours de vie en particulier.

Le premier des psychologues étrangers qui ont tenté de donner une définition scientifique de la vie, le temps psychologique était S. Buhler, dont les travaux ont eu une forte influence sur la recherche des scientifiques nationaux. Elle a établi une analogie entre le processus de la vie et le processus de l'histoire. Comprendre la vie non pas comme une chaîne de hasard, mais à travers ses étapes régulières et en même temps pour comprendre la personnalité à travers son monde intérieur, mais aussi pour révéler les caractéristiques de son monde réel - telles étaient les tâches définies par S.Buhler devant les psychologues.

L'auteur a appelé la vie individuelle ou personnelle dans sa dynamique le chemin de vie de l'individu et a distingué la série d'aspects de la vie:

1) l'aspect qui compose la logique objective de la vie; séquence d'événements externes;

2) le changement d'expériences, de valeurs, l'évolution du monde intérieur de l'homme, la logique de ses événements internes;

3) les résultats de ses activités [6].

La vie d'une personne en particulier n'est pas accidentelle, mais naturelle, se prête non seulement à la description, mais aussi à l'explication, selon S. Buhler. Selon l’auteur, la principale force motrice du développement est le désir inné de l’épanouissement ou de l’épanouissement de la personne - la pleine réalisation de «soi». L'épanouissement personnel est le résultat d'un parcours de vie lorsque les valeurs et les objectifs auxquels une personne aspirait consciemment ou inconsciemment ont reçu une mise en œuvre adéquate. S. Buhler ne considère pas spécifiquement le problème du temps psychologique d'une personne, cependant, son analyse de la structure du chemin de vie, des objectifs de vie de la personne et des motifs psychologiques de la périodisation par l'âge a ouvert la voie à la formulation de base en psychologie du problème des différentes échelles du temps psychologique, de son contenu spécifique, de ses mécanismes et de ses modèles qui se manifestent dans la biographie. échelle [6].

Plus précisément, le contenu psychologique du problème du temps peut être fixé par le concept d'expérience proposé par L.S. Vygotsky. Selon l'auteur, une expérience est une unité dans laquelle, d'une part, l'environnement est représenté sous une forme indécomposable, ce qui est vécu, d'autre part, est la façon dont je la vis, c'est-à-dire que toutes les caractéristiques de la personnalité et toutes les caractéristiques environnementales sont présentées dans expérience [53]. Ce terme se distingue par sa polyvalence, ainsi que par une réflexion holistique de situations de différentes échelles à partir de concepts tels que «perception», «sentiment», «évaluation» du temps. La notion d '«expérience» est donc à la mesure de ces problèmes d'être, dans la solution desquels se développait le contenu de la catégorie du temps.

L'un de ces problèmes est associé à la possibilité pour une personne de maîtriser le temps de sa vie - d'élargir ses frontières, de préserver sa nouvelle vision de l'avenir. . Pour cela, il est nécessaire non seulement de comprendre les lois de la personnalité extérieure de l'époque - physique, biologique, sociale - non seulement de comprendre comment ces lois objectives se manifestent dans le chemin de vie unique de chaque personne, mais aussi de former sur cette base un système interne développé d'idées sur le passé personnel, le présent et l'avenir.

La base d'une étude approfondie du problème discuté a été les premiers travaux de SL. Rubinstein, dans lequel un regard a été porté sur la nature du temps, suggérant la présence de différents niveaux de relations spatio-temporelles irréductibles entre elles.

Une généralisation philosophique conduit nécessairement à une idée des caractéristiques qualitatives du temps lors du passage de la matière en mouvement dans la nature au «mouvement» de l'être humain en train de vivre, en train de l'histoire, comme le considérait SL. Rubinstein. L'auteur pensait également qu'avec la chute de l'idée d'un temps absolu unique, l'idée de structures de temps qualitativement différentes se pose mécaniquement, en fonction non seulement des processus qualitatifs (structurels) de la nature inorganique, mais aussi de la nature organique de la vie et, en outre, chez l'homme, du processus de l'histoire. Ainsi, la façon dont «semble» à une personne est vécue et a des raisons assez objectives. «Impact», selon SL. Rubinstein - c'est le temps, qui est une forme adéquate de vie humaine, qui est illégalement prise pour le temps des processus mécaniques dans son propre corps. De l’avis de l’auteur, le temps vécu subjectivement n’est pas tellement apparent, dans l’expérience d’un temps soi-disant insuffisamment réfracté de matière en mouvement,

et la durée de vie relative (comportement) d'un système donné est une personne, ce qui reflète assez objectivement le plan de vie d'une personne donnée [170].

Ce concept de temps reflète la théorie de la détermination des processus. Cette approche permet de comprendre que dans le temps subjectif se reflètent différents niveaux de relations temporelles, chacune correspondant à l'un ou l'autre aspect de la recherche temporelle en psychologie: psychophysique, psychophysiologique, sociopsychologique, personnelle. Caractériser une éducation temporaire de la personnalité comme le chemin de vie d'une personne, SL. Rubinstein le présente comme un tout, non réductible à la somme des événements de la vie, des actions individuelles, des produits de la créativité. Comme les structures de vie et les unités d'analyse du chemin de vie de SL. Rubinstein a proposé le concept de relations de vie personnelle, en nommant parmi eux trois: l'attitude envers le monde objectif, envers les autres, envers lui-même. Selon l'auteur, les événements se brisent inévitablement en externe et interne, tandis que les relations sont toujours une relation interne à l'extérieur, à soi-même, en elles externe et interne sont inextricablement liées [90,91].

SL Rubinstein a distingué les événements de l'histoire individuelle comme des moments nodaux et des étapes tournantes du chemin de vie d'un individu lorsque, avec l'adoption d'une décision pour une période plus ou moins longue, le chemin de vie futur de la personne est déterminé [170]. Ici, la principale dépendance du cours de la vie ultérieure à l'égard de certaines décisions humaines est révélée. Ainsi, SL. Rubinstein a souligné non seulement la dépendance de l'individu à l'égard de la vie, mais aussi la dépendance de la vie à l'égard de l'individu. À son avis, des formations de personnalité supérieures telles que la conscience, l'activité, la maturité, etc., remplissent les fonctions d'organisation, de régulation pour assurer l'intégrité du chemin de vie, dont une personne devient le sujet au fur et à mesure de son développement.

B.G. Ananiev comme base pour considérer le chemin de vie d'une personne a proposé une analyse de sa biographie. Unité d'analyse

Le chemin de vie de l'auteur est devenu l'âge. Il a introduit le concept des réalisations sociales, a mis en évidence les étapes de la vie humaine, en les utilisant pour caractériser chaque âge: enfance (éducation, formation et développement); les jeunes (formation, éducation et communication); maturité (autodétermination professionnelle et sociale d'une personne, création d'une famille et activités sociales utiles); vieillesse (quitter le domaine de l'activité sociale et l'activité dans le domaine de la famille) [10].

Comme l'a noté A.A. Chroniques, dans l'étude du chemin de vie d'une personne pour la première fois en psychologie russe B.G. Ananiev a utilisé le concept d’une image subjective du chemin de vie d’une personne. Il a souligné l'importance de ce concept en tant que caractéristique essentielle de l'identité de soi d'une personne et a noté que c'est dans l'image subjective du chemin de vie que se reflètent les étapes du développement social et individuel d'une personne. Selon lui, l'image subjective du chemin de vie se déroule toujours dans le temps, capture les principaux événements de la vie humaine, reliant le temps biologique, psychologique et historique dans un seul «cadre de référence» [103].

S'inspirant des idées du SL. Rubinstein et B.G. Ananyeva et les développer, K.A. Abulkhanova-Slavskaya, développe l'un des concepts de compréhension du chemin de vie d'une personne. En étudiant le rôle du temps dans la vie d'une personne, l'auteur parle tout d'abord de l'organisation du temps par le sujet, de ses critères, de ses mécanismes, de ses moyens de mise en œuvre - «... une personne est incluse dans l'ensemble des causes et des conséquences de sa vie non seulement en fonction des circonstances extérieures, mais aussi de la manière dont les transformant activement, en outre, en formant la position et la ligne de vie dans certaines conditions. ... En tant que sujet de vie, elle agit comme organisatrice, ce qui se manifeste d'abord par la nature individuelle de la vie »[6, p. 39]. Sur la base du principe de considérer une personne comme un sujet de vie et en tenant compte de son attitude envers la vie, ses valeurs et ses significations, la méthode de leur mise en œuvre pratique, K.A. Abulkhanova-Slavskaya conclut: «... l'essence de l'organisation personnelle du temps peut être révélée à travers la relation de la personnalité avec un processus holistique, spécifique et dynamique comme son chemin de vie» [6, p. 133]. Ainsi, «le chemin de vie n’est pas seulement une position fixe, mais aussi une certaine ligne de vie, c’est-à-dire la réalisation de sa vie dans le temps, son déploiement progressif, son expansion et son renforcement» [6, p. 67].

Dans le cadre de la compréhension des problèmes du chemin de vie d'une personne, K.A. Abulkhanova-Slavskaya aborde également la question de la relation entre les approches structurelles et dynamiques de l'analyse de la vie individuelle. Dans une approche structurelle, elle, à la suite de Rubinstein, propose les unités de vie suivantes: événements, activités, espaces de vie. Dans le cadre de l'approche dynamique, il se concentre sur l'étude des paramètres temporels: la dynamique du chemin de vie, les mécanismes de la personnalité, les modes de vie. L'auteur souligne l'utilité de leur combinaison dans l'étude du chemin de vie d'une personne. Ainsi, il est important d'étudier non seulement les événements de la vie, mais aussi comment ils sont réalisés dans la dynamique de vie, comment ils deviennent la force motrice du développement de la personnalité et ouvrent ainsi une perspective de vie future [3].

V.I. aborde l'organisation subjective du temps dans ses œuvres. Kovalev. Dans le cadre du développement de ce domaine problématique, il couvre un certain nombre de questions liées à la réalité psychologique et à la dynamique subjective du passé, du présent et du futur individuel, explorant comment elles sont combinées dans la conscience et le subconscient d'une personne. Considérant le problème de l'organisation subjective du temps d'activité d'une personne, V.I. Kovalev tente de «révéler les caractéristiques psychologiques de la régulation subjectivement transformatrice du temps et de l'activité de l'individu en tant que composante vitale-volitive d'une psyché dynamique flexible» [92, p. 75]. Le degré de complication de l'organisation temporaire de la vie d'une personne est associé à son développement en tant que personne physique et à son devenir en tant qu'être social - une personne, avec la transformation d'un individu en sujet de sa propre vie. . Cette hiérarchie des modes naturels et sociaux d'organisation du temps de la vie, comme le suggère V.I. Kovalev, se reflète dans l'organisation au niveau du temps psychologique d'une personne. Dans la structure psychologique en développement et émergente du temps humain, il distingue les niveaux ascendants suivants: subjectivement vécu, perceptuel, personnel (réalisé), subjectif et individuel. La base pour distinguer les niveaux d'organisation du temps est la différence dans les concepts de personnalité, sujet de vie et d'individualité [90].

A.A. Kronik et E.I. Le Golovakh, après avoir analysé diverses approches du développement et de la compréhension des problèmes du temps psychologique en philosophie et en psychologie, a proposé un concept causal du chemin de vie de l'individu. Dans le cadre de ce concept, les auteurs tentent de répondre à la question de la détermination des limites et du contenu du présent psychologique, passé et futur, de leur relation, des mécanismes de formation de certaines propriétés temporelles de l'activité mentale. Ainsi, à leur avis, l'unité de temps psychologique est la relation inter-événements de type «cause-effet» ou «objectif-moyen». En même temps, ils appellent l'unité du passé psychologique la connexion réalisée entre les deux événements du passé chronologique, l'unité du présent psychologique - la connexion réelle entre les événements du passé chronologique et le futur, l'unité du futur psychologique - la connexion potentielle des événements de l'avenir chronologique. L'approche causale-cible proposée par E.I. Golovakhoy et A.A. Par la chronique, il permet de surmonter de nombreuses difficultés rencontrées par les approches traditionnelles quantiques et événementielles (SL. Rubinstein et autres) dans l'étude du temps subjectif de la personnalité. Il s'agit tout d'abord de la question de l'unité de mesure du temps psychologique d'une personne. Ainsi, dans l'approche quantique, il s'agit d'un intervalle de temps physique relativement constant pour l'individu, et dans l'approche événementielle, un événement dont la durée détermine l'étendue du présent psychologique. Les auteurs ne sont pas d'accord avec de telles vues, car les faits expérimentaux indiquent, d'une part, l'absence de limites chronologiques individuellement stables du présent psychologique à une échelle biographique, et d'autre part, la possibilité d'attribuer des événements au présent psychologique, et le début et la fin desquels appartiennent au passé ou au futur chronologique et, troisièmement, à la partialité du présent psychologique. Selon le concept de cause à effet, l'unité de temps psychologique est précisément la connexion inter-événement («cause-effet», «but-moyen»), et non l'intervalle de temps physique et non un événement en soi [62]. Il est établi que grâce à ces relations causales et cibles, les événements passés et futurs forment un système complexe d'idées sur la vie, c'est-à-dire une «image subjective du chemin de vie».

A.A. Kronik donne la définition suivante de ce concept: l'image subjective du chemin de vie - «c'est une image mentale qui reflète les caractéristiques spatio-temporelles socialement conditionnées du chemin de vie (passé, présent et futur, ses étapes, événements et leur relation» [103, p. 149 L'auteur part du fait que ces images remplissent la fonction de régulation et de coordination à long terme du chemin de vie d'une personne avec la vie d'autrui.

Presque tous les auteurs qui considèrent les problèmes du temps psychologique et du chemin de vie d'un individu distinguent les trois composantes principales suivantes dans leur structure: passé psychologique, présent psychologique, avenir psychologique. Ces composantes structurelles jouent un rôle inestimable dans le développement de la personnalité, dans sa réalisation de soi et son auto-organisation. Dans le cadre de cette thèse, nous nous concentrerons sur l'avenir psychologique de la personnalité, conclu dans les concepts de «perspective de vie», «perspective temporaire», «idées subjectives sur l'avenir».

Le travail d'un certain nombre d'auteurs, nationaux et étrangers, est consacré à l'étude des perspectives de vie, en tant que composante du temps psychologique et du chemin de vie d'une personne: R.A. Akhmerova, Y.V. Vasiliev, E.I. Golovakhi, V.I. Kovaleva, I.S. Kona, A.A. Chronique, O.P. Lysenko, A.V. Orlova, N.N. Tolstoy G.S. Шляхтина, Р. Кастенбаума, Д. Клинеберга, Т. Коттле, К. Левина, Ж. Нюттена и др.

Впервые научное обоснование понятие «временная перспектива» получило в работах К. Левина, который использовал его для описания целостного видения человеком своей жизни в прошлом, настоящем и будущем. С точки зрения автора, жизненная перспектива является своеобразной самопроекцией человека в будущее и отражает всю систему его мотивов и одновременно как бы выходит за рамки наличной мотивационной иерархии [193].

К. Левин рассматривал проблему временной перспективы в рамках разработанной им концепции «психологического поля в данный момент времени», согласно которой элементы прошлого опыта и представления о будущем объединяются в психологическом настоящем, независимо от их реальной хронологической удаленности. Согласно автору поле включает в себя не только теперешнее положение индивида, но и его представления о своем прошлом и будущем — желания, страхи, мечты, планы и надежды. Все части поля, несмотря на их разновременность, субъективно переживаются как одновременные и в равной мере определяют поведение человека. Таким образом, включаясь в психологическое поле данного момента, прошлое и будущее приобретают побудительный потенциал, определяющий временную перспективу и особенности поведения индивида. Поэтому в психологии и сложилась традиция рассматривать временную перспективу как понятие, отражающее содержание времени жизни не только в будущем, но также в прошлом и настоящем [117]. К. Левин первым среди психологов построил пространственно-временную модель, в которой сознание и поведение индивида рассматривались сквозь призму долговременной перспективы и разносторонних характеристик индивидуального жизненного пространства. Причем во времени он выделял зоны настоящего, ближайшего и отдаленного прошлого и будущего, а в пространстве - уровни реального и ирреального (основанного на фантазии).

Психологическое время и временная перспектива, понимаемые в рамках концепции поля К. Левина, утрачивают фундаментальное временное отношение — отношение последовательности событий и становится поэтому несопоставимыми с другими уровнями времени, соответствующими физическим, биологическим и социальным процессам. Психологическое время по сути отождествляется с феноменальным полем сознания и одновременно соприсутствующие в нем прошлое, настоящее и будущее теряют свою качественную определенность, растворяясь в психологическом поле в данный момент [62].

Своеобразная точка зрения о будущей временной перспективе принадлежит Т. Коттле. Он понимает ее как способность личности действовать в настоящем в свете предвидения сравнительно отдаленных будущих событий, таким образом, что ориентация личности на настоящее не подразумевает озабоченность человека только текущим моментом, а скорее, определяет заботу о будущем и переживание прошлого [216].

Л. Франк определяет временную перспективу как динамическое базовое свойство человеческого существования. Прошлое и будущее, по его мнению, - два аспекта поведения; будущее детерминируется настоящим, настоящее контролируется прошлым, но прошлое создает то, что будущее накладывает его ценности на настоящее [38].

Ж. Нюттен рассматривает временную перспективу в мотивационном аспекте, ее влияние на поведение, прежде всего, как функцию репрезентации или когниции. Проводя аналогию с пространственной перспективой, Ж. Нюттен пишет, что временная перспектива состоит. в основном в восприятии в некоторый данный момент событий, которые объективно презентированы только как последовательность с определенными интервалами между ними. При этом, в отличие от пространственной, временная перспектива не существует в пространстве восприятия, а может быть репрезентирована только ментально, когнитивно в сознании человека [192].

Ж. Нюттен исходит из того, что наряду с объектами, явлениями, которые человек актуально воспринимает и которые имеют соответственно знаки места и времени «здесь и теперь», в сознании человека существуют еще и различные объекты, о которых он время от времени думает, но которые в неменьшей степени стимулируют его активность, влияют на поведение, чем непосредственно воспринимаемые. Эти объекты-цели или «мотивационные объекты» несут определенные знаки или индексы времени.

Концепция временной перспективы Ж. Нюттена предполагает, что события со своими временными знаками находятся во временной перспективе подобно тому, как объекты, существующие в пространстве, находятся в пространственной перспективе. По существу, присутствие во внутреннем плане этих разноудаленных во времени объектов и создает временную жизненную перспективу.

Таким образом, временная жизненная перспектива, по Ж.
Нюттену, не является подобно абстрактному понятию времени неким предшествующим «пустым пространством», а выступает как определенная функция составляющих ее мотивационных объектов, которые и определяют ее глубину, структуру, содержательные характеристики и др.

В отечественной психологии разработка проблемы жизненной перспективы происходила преимущественно в русле идей СЛ. Рубинштейна и осуществлялась под руководством К.А. Абульхановой-Славской [5]. Автор разделяет понятия психологическая, личностная и жизненная перспектива. Психологическая^ перспектива, по мнению автора, — это способность человека сознательно, мысленно предвидеть будущее, прогнозировать его, представлять себя в будущем. Личностная перспектива — это не только способность человека предвидеть будущее, но и готовность к нему в настоящем, установка на будущее. Личностная перспектива — это, прежде всего, свойство личности, показатель ее зрелости, потенциала ее развития, сформировавшейся способности к организации времени [5]. Жизненная перспектива, как считает К.А. Абульханова-Славская, включает совокупность обстоятельств и условий жизни, которые при прочих равных условиях создают личности возможность для оптимального жизненного продвижения.

Т.С. Шляхтин рассматривает личностную перспективу как одну из существенных составляющих организации деятельности человека во времени, как сложное системное образование, обладающее своими характеристиками. По мнению автора, как и другие личностные образования, жизненная перспектива имеет свою динамику [193].

К.К. Платонов определяет жизненную перспективу как «образ желанной и осознаваемой как возможной своей будущей жизни при условии достижения определенных целей». Однако перспектива — это не всегда желаемое, но нередко — ожидаемое с тревогой и опасениями. Такие события, например, как неудачи и утраты, вряд ли целесообразно планировать. Однако их вполне можно ожидать, готовясь к предотвращению негативных последствий. Поэтому жизненную перспективу следует рассматривать как целостную картину будущего в сложной противоречивой взаимосвязи программируемых и ожидаемых событий, с которыми человек связывает социальную ценность и индивидуальный смысл своей жизни. Principal

функцией жизненной перспективы автор называет регулятивную. По мнению К.К. Платонова, если человек ожидает утраты и неудачи, и при этом в арсенале программных событий не находит того, что могло бы предотвратить или преодолеть последствия ожидаемых потерь, его жизненная перспектива утрачивает положительную регулятивную функцию и может дезорганизовывать поведение [155].

По мнению А.И. Епифанцевой, перспектива имеет двойственное проявление в деятельности. С одной стороны, она выступает как внешняя, объективная цель, как стимул человеческой деятельности, а с другой, — как внутренний, личностно значимый образ этой цели, которая порождает мотив деятельности. Уровень деятельности находится в прямой зависимости от проявления того или другого смысла, как считает автор. Перспектива, выступающая как стимул, может восприниматься человеком как долг, не подчиниться которому он не может в силу определенных своих обязанностей, привычек или дисциплины. Понимая общественную значимость перспективы, человек может ставить ее выше личной и добросовестно трудиться. Но поскольку она в какой-то момент может не соответствовать внутреннему, личностному смыслу человека, то ему приходится вступать в некоторую борьбу с самим собой, что в свою очередь может ограничить его активность и творческий потенциал [165]. Таким образом, автор выделяет и негативный аспект влияния временной перспективы на деятельность и поведение личности, который необходимо учитывать при разностороннем исследовании особенностей представлений личности о жизненных перспективах.

Л.В. Бороздина и И.А. Спиридонова предлагают вместо термина жизненная перспектива использовать понятие «временная транспектива», которое позволяет охватить целостный хронотоп жизни субъекта — его прошлое, настоящее, будущее и подчеркнуть их взаимодействие. По мнению авторов временная транспектива - это сквозное видение из настоящего в прошлое и будущее, в отличие от слова перспектива, отражающего акцент на

будущем. В общей временной транспективе можно выделить настоящее, временную перспективу - взгляд в будущее и временную ретроспективу — взгляд в прошлое [38].

Многие авторы рассматривают жизненную перспективу с позиций планирования будущего, целеполагания.

Так, В.К. Вилюнас отмечает, что деятельность человека по планированию своей жизни можно изобразить как просматривание время от времени различных как более, так и менее отдаленных зон жизненной перспективы и многократное решение в разных масштабах, однако одной и той же задачи - каким образом при минимальных усилиях максимально продвинуться в удовлетворении своих потребностей [49].

Продолжая развивать идеи планирования личностного времени человека, В.Ф. Серенкова в своих работах уделяет внимание изучению единства временных, ценностных и действенных аспектов планирования. В связи с этим она рассматривает планирование как структурирование будущего и установление его целевой, смысловой, временной связи с настоящим. Автор подчеркивает, что жизненный план является непрерывным процессом целеполагания, выдвижения новых этапных целей и средств их реализации. План обычно представлен в сознании как программа действий на будущее. Так как он часто связан с изменениями в настоящем, человек смотрит на себя после решения определенных задач, представляя себя изменившимся в будущем, поэтому жизненные планы иногда содержат момент неопределенности, долю фантазии и мечты [177].

Н.Ф. Наумова выделяет основные механизмы целеполагания. Первый, наиболее обобщающий механизм целеполагания выражается в существовании у. человека в той или иной форме и степени некоторого замысла, плана жизни, жизненной цели, проекта-цели, общего девиза своего бытия. Второй механизм целеполагания — это идея должного, которая служит ориентиром поведения человека, в подлинно сознательной и свободной

деятельности, где сочетается картина сущего с представлениями о должном. Третий механизм ориентирует человека уже не в субъективном мире, а среди объектов внешнего. [144]. Четвертый механизм - это социальные и культурные нормы. Пятый механизм - цель, которая ориентирует человека в мире инструментальных объектов, в мире средств (природных и социальных).

В рамках причинно-целевого подхода Е.И. Головаха и А.А. Кроник определяют временную перспективу как целостную картину будущего в сложной противоречивой взаимосвязи программируемых и ожидаемых событий, с которыми человека связывает социальная ценность и индивидуальный смысл собственной жизни. Основная проблема в исследовании будущей временной перспективы, по мнению авторов, состоит в поиске тех ее параметров, которые оказывают воздействие на деятельность человека, формирование и развитие его психики. В связи с этим в многочисленных исследованиях, проведенных авторами выделен ряд параметров, измерение которых позволяет оценивать будущую временную перспективу как благоприятный или негативный фактор развития личности и ее жизненного пути [58].

В рамках изучения психологического будущего помимо проблемы определения объекта исследования существует и проблема выделения параметров для описания жизненных перспектив личности. К изучению различных свойств и характеристик жизненного планирования обращается ряд авторов. Так Т.С. Шляхтин, рассматривает жизненные перспективы как системное образования, которое обладает такими свойствами как иерархичность и многомерность. Иерархичность включает в себя интегральные жизненные цели личности, промежуточные цели-средства, как узловые моменты в планировании личностью своей деятельности, цели-задачи как компонент программ реализации конкретных действий. Многомерность - наличие в целях эмоциональных, когнитивных, регулятивных и других компонентов [193].

A.I. Епифанцева считает, что при рассмотрении субъективного смысла перспективы необходимо выделять следующие ее феномены: отнесенность к будущему, эмоциональную насыщенность, волевое напряжение, действенность, гармоничную связь перспектив (система «перспективных линий»), устойчивость, динамичность [165].

Ценностные ориентации, жизненные цели и планы составляют ядро жизненной перспективы, по мнению К.К. Платонова. Выделяя, таким образом, основные компоненты психологического будущего человека, как считает автор, можно исследовать и оценивать особенности жизненной перспективы личности.

С точки зрения мотивационного аспекта определения жизненной перспективы, представителем которого является Ж. Нюттен, можно рассматривать психологическое будущее личности, определяя состав его мотивационных объектов, которые «ментально» представлены в сознании человека.

Многие исследователи рассматривая жизненную перспективу в рамках целеполагания, в качестве ее элементов предлагают рассматривать жизненные цели, планы, программы и т.д. (К.А. Абульханова-Славская, В.Г. Асеев, Е.И. Головаха и др.). Так, И.О. Мартынюк подразделяет жизненные цели на типы в зависимости от социального содержания, степени соответствия объективным возможностям, длительности, развернутости, значимости для личности. В соответствии с этими критериями автор выделяет следующие типы целей: прогрессивные и реакционные, гуманные и антигуманные, реальные и утопические, истинные и ложные, абстрактные и конкретные, ближайшие и перспективные, краткосрочные и долгосрочные, конечные и промежуточные, общие и частные, целостные и частичные, существенные и несущественные, главные и побочные [134]. Автор придает особую важность долгосрочным целям, отдаленность реализации которых обусловлена тем, что они не выступают в качестве непосредственной задачи практических действий, а достигаются через осуществление близких, промежуточных целей, являющихся по отношению к ним средствами. А говоря о конечных и промежуточных целях, AM Гнедин определяет конечную цель как устойчивую, общую, существенную цель, выражающую коренные интересы личности, она является итогом, завершением длинного последовательного ряда действий, связанных с осуществлением промежуточных целей (ближайших), выступающих в качестве эталонов на пути к конечной цели [134]. По мнению В.И. Мудрак и Т.А. Павловой, в качестве путей достижения поставленных целей выступают жизненные программы и планы личности [139]. Исследования В.Ф. Серенковой установили, что программы и планы являются организующей и составной частью временной перспективы и выступают в качестве основ достижения будущих целей через особенности личной организации времени в настоящем.

В рамках событийного подхода Е.И. Головаха, рассматривая характеристики жизненных перспектив личности, важное значение отводит целям и план, выдвигаемым личностью в процессе жизнеосуществления. По мнению автора, жизненные цели и планы имеют определенную предметную очерченность и выражаются в конкретных событиях жизненного пути. Цели выступают как менее хронологически определенные события, тогда как планы на будущее Е.И. Головаха рассматривает в качестве средств осуществления выдвинутых целей. Вместе с этим совокупность жизненных целей и планов определяется как система, имеющая определенную структурную упорядоченность, функциональное значение в регуляции деятельности человека [58-62]. Исходя из вышеизложенного автор предлагает рассматривать жизненную цель как точку пересечения настоящего и будущего. Предлагая такой взгляд на проблему выделения элементов жизненных перспектив личности Е.И. Головаха показывает важность осознанного планирования будущего как возможности управления собственным психологическим временем.

В качестве основных параметров для изучения жизненных перспектив личности А.А. Кроник в рамках своей причинно-целевой концепции психологического времени рассматривают следующие: глубина, реалистичность, дифференцированность, оптимистичность, согласованность.

Глубина, по мнению. автора, характеризует хронологический «размах» событий будущего, она свидетельствует о том, насколько далеко способен человек заглядывать в будущее. Как показывают исследования, увеличение глубины будущей временной перспективы положительно связано с повышением жизненной удовлетворенности и улучшением состояния здоровья человека.

Реалистичность перспективы, А.А. Кроник определяют, как способность личности разделять в представлениях о будущем реальность и фантазию, концентрировать усилия на том, что имеет реальные основания для реализации в будущем.

Оптимистичность перспективы - соотношение положительных и отрицательных прогнозов относительно своего будущего, а также степень уверенности в том, что ожидаемые события произойдут в намеченные сроки. Исследования А.А. Кроника и Е.И. Головахи показывают, что оптимистичность перспективы тесно связана с реальными жизненными достижениями и с социальной интегрированностью личности. Они полагают, что при несогласованности перспективы, когда человек недостаточно связывает будущие события с прошлыми и настоящими, возникает феномен «временной некомпетентности», который негативно сказывается на степени адаптированности личности к конкретным условиям жизнедеятельности». Исследования показали, что несогласованность перспективы связана с низкой субъективной актуальностью событий жизни, с переживанием времени как чрезмерно растянутого [62].

Дифференцированность будущей временной перспективы характеризуется как степень расчлененности будущего на последовательные этапы. Авторы выделяют два основных этапа: ближайшая и отдаленная перспектива. Исследования К. Левина показали, что разделение ближайшей и отдаленной временной перспективы является важнейшим моментом развития личности, характеризующим решение важнейших задач жизнеустройства, выбор жизненного пути, становление социальной зрелости и самостоятельности личности.

Данные многих психологических исследований (Е.И. Головаха, А.А. Кроник, К. Левин, Т.С. Шляхтин и др.) обнаруживают прямую или опосредованную связь рассмотренных параметров будущей временной перспективы с такими существенными личностными характеристиками, как самооценка, я-концепция, мотивация достижения, тревожность, ценностные представления и др.. Основной вывод, к которому приходят практически все исследователи, состоит в том, что уровень развития будущей временной перспективы, критерием которого выступают ее глубина, оптимистичность и реализм, степень дифференцированности и согласованности, связан с уровнем психического и социального развития личности. В этом смысле вполне можно употреблять понятия, почерпнутые из обыденного опыта и связанные с оценкой личности с точки зрения ее «перспективности» или «бесперспективности», поскольку важнейшие личностные качества, определяющие степень активности человека в различных сферах жизни, в большей мере присущи людям с развитой, гармоничной будущей перспективой.

Анализ теоретических подходов к проблеме определения понятия жизненной перспективы, к выделению основных параметров ее изучения наглядно демонстрирует некую разрозненность, мозаичность предлагаемых точек зрения на современном этапе развития психологии. Однако для проведения разнообразных эмпирических исследований временной перспективы необходим обобщающий непротиворечивый подход к определению и оценке компонентов субъективного будущего личности. В данном диссертационном исследовании мы предлагаем рассмотреть

системный подход в качестве одного из основополагающих направлений в изучении составляющих жизненной перспективы человека.

Существует множество точек зрения относительно понимания системного подхода, однако данное диссертационное исследование опирается на взгляды лишь некоторых авторов, таких как Л.С. Выготский, К.К. Платонов, Б.Ф Ломов и др.

Так, Л.С. Выготский теоретически осмыслил и дал объяснение понятию «психологические системы», имея в виду те сложные связи, которые возникают между отдельными функциями в процессе развития и которые распадаются или претерпевают патологические изменения в процессе распада. Одна из его основных идей заключается в том, что в процессе развития, и, в частности, исторического развития поведения, изменяются не столько функции, их структура, не столько система их движения, сколько изменяются и модифицируются отношения, связи функций между собой, возникают новые группировки, которые были неизвестны на предыдущей ступени. Поэтому существенным различием при переходе от одной ступени к другой является часто не внутрифункциональное изменение, а межфункциональные изменения, изменения межфункциональных связей, межфункциональной структуры [52].

Возникновение таких новых подвижных отношений, в которые ставятся функции друг к другу, Л.С. Выготский предложил называть психологической системой.

Своим вниманием мы не можем обойти вклад, который внес в развитие системного подхода в психологии, К.К. Платонов. В своей теории он опирался на философские и общенаучные понятия взаимодействия объективной и субъективной диалектики, разрабатывал понятия системы, структуры, системно-структурного анализа, синтеза, системного подхода, опираясь на них, анализировал значение для психологии философской категории отражения. Он считал, что «слабые места «общей теории систем»

в целом объясняются ее оторванностью от теории отражения. Отсюда свойственное ей игнорирование различия систем, которые не только могут быть, но и, как правило, бывают подчинены условным критериям ее систематизации и объективно существующих структур. Если бы понятия зеркально отражали явления (феномены), то системы понятий совпадали бы со структурами феноменов. Но развитие систем понятий как относительных истин лишь бесконечно приближает нас к познанию объективно существующих структур и законов явлений» [155, с. 54].

Б.Ф. Ломов, разработавший принцип системности и системный подход, внес большой вклад в развитие методологии и теории психологической науки. По мнению ученого, согласно принципу системности изучаемые явления рассматриваются с точки зрения целого и обладают свойствами, которые невозможно вывести из его фрагментов или частей. Таким образом, на передний план выдвигается логика целостности, синтеза, взаимопереходов и взаимовключений [123].

Б.Ф. Ломов использовал принцип системности в качестве стержневого инструмента психологического познания. Автор подчеркивал специфичность и многообразие проявлений целостных образований психики, их зависимость от сферы бытия человека, уровня организации и развития. Моносистемный взгляд на природу целостного объекта, предполагающий внимание к компонентам и структуре, Б.Ф. Ломов дополняет полисистемным, выделяя объективные основания интегральных качеств и свойств.

В современной психологической науке развитие идей «психологических систем» Л.С. Выготского осуществляется в различных российских психологических школах. В работах ряда авторов (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева и др.) под «психологической системой» понимается «призма видения» психологической реальности, способ познания человека в единстве с той действительностью, которая возникает «на пересечении» материального человека, обладающего сознанием, с материальным миром, в котором он удовлетворяет свои потребности, желания, хотения, стремления, возможности и т.д. [88].

Основываясь на представленных идеях приверженцев системного подхода, по нашему мнению, можно избежать ¦ существующей разрозненности в представлениях о жизненных перспективах личности, понимая их как сложное системное образование, включающее в себя ряд структурных взаимосвязанных элементов. Таким образом, системный взгляд на проблему особенностей субъективных представлений личности о жизненных перспективах на ряду с положениями теории жизненного пути (СЛ. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская и др.) и причинно-целевой концепцией психологического времени (Е.И. Головаха, А.А. Кроник) может служить теоретико-методолггическим основанием для полноценного непротиворечивого исследования данной научной области.

Однако жизненная перспектива как составляющая психологического времени и жизненного пути личности, как сложное системное образование — не раз и навсегда выработанная стратегия жизни. Каждому качественно новому этапу жизненного пути должно соответствовать специфическое содержание перспективы, в которой одни компоненты сохраняют преемственность, а другие - отражают реальные изменения в окружающем мире и в самом человеке. В исследованиях жизненного пути обнаружены факты, свидетельствующие о том, что в жизни каждого человека существуют критические моменты, связанные с изменениями жизненной перспективы; в этих жизненных ситуациях одни люди способны перестраивать свою перспективу, а другие впадают в состояние стресса, характеризующееся чувством опасности и повышенной тревожности. По разным линиям жизни критические моменты возникают в разное время, но есть такие периоды жизни, в которых эти моменты концентрируются, пересекаются, порождая целый комплекс жизненных проблем, требующих формирования и перестройки жизненной перспективы.

Одним из этих периодов в жизни человека является момент возвращения к мирной жизни участников локальных войн. Рассмотрим более подробно психологическую характеристику участников локальных конфликтов в условиях их возвращения из психотравмирующей ситуации.
<< Précédente Suivant >>
= Passer au contenu du manuel =

Феноменология и содержание понятия жизненной перспективы как составляющей психологического времени и жизненного пути личности

  1. Особенности взаимосвязи составляющих субъективных представлений о жизненных перспективах воевавших как основание прогнозирования их поведения
    Обратимся к методу корреляционного анализа с целью определения степени связи эмоционального и когнитивного компонентов жизненной перспективы в группе участников локальных войн. В группе воевавших когнитивная и эмоциональная составляющие субъективных представлений о жизненных перспективах тесно связаны. Так, когнитивная компонента представлений о будущем, выражающаяся в насыщенности,
  2. La personnalité comme sujet du voyage de la vie
    Comme indiqué précédemment, la qualité particulière d'une personnalité qui naît de l'interaction avec les circonstances et de la résolution des contradictions de la vie est sa qualité de sujet. La catégorie de personnalité en tant que sujet de vie signifie non seulement ce que la personne réalise, crée, dirige sa vie, mais aussi comment, à quel niveau, avec quel degré de complétude et de profondeur, elle vit sa vie. S.L. Rubinshtein
  3. La personnalité comme sujet du voyage de la vie
    Comme indiqué précédemment, la qualité particulière d'une personnalité qui naît de l'interaction avec les circonstances et de la résolution des contradictions de la vie est sa qualité de sujet. La catégorie de personnalité en tant que sujet de vie signifie non seulement ce que la personne réalise, crée, dirige sa vie, mais aussi comment, à quel niveau, avec quel degré de complétude et de profondeur, elle vit sa vie. S.L.
  4. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Психологические особенности субъективных представлений о жизненных перспективах участников локальных войн, 2004
    Présentation Теоретико-методологические основания исследования субъективных представлений о жизненных перспективах участников локальных войн. Феноменология и содержание понятия жизненной перспективы как составляющей жизненного пути и психологического времени личности. Психологические особенности личности участников локальных конфликтов в условиях их возвращения из психотравмирующей ситуации войны
  5. Высшие достижения — "акме" в жизненном пути личности
    Понятие "акме", как известно, было выдвинуто Б.Г.Ананьевым и лишь десятилетия спустя благодаря развитию акмеологии стало не метафорой, а научным термином. В "Основах общей и прикладной акмеологии" А.А.Бодалев всесторонне проанализировал его многопараметральность, общие, особенные и единичные характеристики, "стартовые" (по выражению Б.Г.Ананьева) предпосылки его достижения, факторы, содействующие
  6. Высшие достижения – "акме" в жизненном пути личности
    Понятие "акме", как известно, было выдвинуто Б.Г.Ананьевым и лишь десятилетия спустя благодаря развитию акмеологии стало не метафорой, а научным термином. В "Основах общей и прикладной акмеологии" А.А.Бодалев всесторонне проанализировал его многопараметральность, общие, особенные и единичные характеристики, "стартовые" (по выражению Б.Г.Ананьева) предпосылки его достижения, факторы, содействующие
  7. Анализ связи компонентов жизненной перспективы с ценностно-смысловой сферой личности участников локальных военных конфликтов
    Для психологического понимания предыдущих результатов обратимся к исследованию ценностно-смыслового уровня функционирования личности воевавших с помощью методики «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» (Е.Б. Фанталова) и теста «Смысложизненные ориентации» (Д.А. Леонтьев). С помощью методики «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных
  8. Юность в контексте жизненного пути личности
    Юность не так давно выделилась в самостоятельный период жизни человека, исторически относясь к «переходному этапу» возмужания, взросления. Критерием взросления становится не просто физическое возмужание, но и овладение культурой, системой знаний, ценностей, норм, социальных традиций, подготовленность к осуществлению разных видов труда. Внутри перехода от детства к взрослости границы между
  9. Проблема смысла в контексте жизненного пути личности
    Современные изменения социального контекста пробуждают в человеке поиски духовно-смыслового самоопределения. Для современного общества характерен широкий спектр приемлемых ценностных ориентаций и способов поведения, быстрые перемены в образе жизни людей, размывание социальных перегородок, секуляризация общественной и домашней жизни, расширение мировых культурных контактов, уменьшение влияния
  10. Результаты исследования психологических особенностей субъективных представлений участников локальных войн о жизненных перспективах
    Результаты исследования психологических особенностей субъективных представлений участников локальных войн о жизненных
  11. "Acme" dans le contexte de la vie humaine
    Plan 1. Approches de l'étude de la vie humaine. 2. La structure du chemin de vie. 3. La personnalité comme sujet de vie. 4. Accomplissements supérieurs ("acme") dans le chemin de vie d'une personne. Mots-clés: chemin de vie, position de vie, ligne de vie, perspective de vie, sens de la vie, personnalité en tant que sujet du chemin de vie, stratégie de vie, «acme». - chemin de vie - concept,
Portail médical "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com